Пояснительная записка к Федеральному закону 330-ФЗ 03.07.2016

ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА
к проекту федерального закона «О внесении изменения в статью 256
Уголовного кодекса Российской Федерации»
Разработка проекта федерального закона «О внесении изменений в статью
256 Уголовного кодекса Российской Федерации» вызвана необходимостью
усиления ответственности за незаконную добычу (вылов) водных
биологических ресурсов.
Исходя из практики применения мер ответственности в отношение лиц,
совершивших преступление, предусмотренное указанной статьей, можно
сделать вывод о том, что действующие в настоящее время пределы санкций
нуждаются в корректировке, поскольку не выполняют своей превентивной
функции.
Темпы улучшения ситуации по охране водных биоресурсов и
осуществления государственного контроля в этой сфере не соответствуют
степени вызываемых незаконной добычей (выловом) водных биоресурсов угроз
безопасности России.
В настоящее время объемы незаконной добычи (вылова) водных
биоресурсов остаются достаточно высокими. По отдельным видам водных
биологических ресурсов, имеющим высокий спрос, фактический вылов в
несколько раз превышает официальный, о чем свидетельствуют данные
таможенных органов зарубежных стран, в портах которых осуществляется
выгрузка уловов.
Стоимость нелегального вывоза без учета недополученных налогов,
сборов за пользование водными биоресурсами и таможенных пошлин
значительно превышает сальдированный финансовый результат всего
российского рыбохозяйственного комплекса, а упущенный убыток в связи с
неполучением налоговых отчислений достигает колоссальных размеров.
Особо следует подчеркнуть, что опасность вышеуказанных
противоправных деяний заключается в том, что они наносят значительный урон
природному богатству нашей страны. Преступный промысел даже отдельного
нарушителя зачастую оценивается десятками тонн морепродуктов, на
восстановление которых требуется длительное время и большие материальные
затраты.
Говоря о повышении пределов ответственности за обозначенное
преступление, следует обратиться к практике регулирования данного вопроса в
зарубежных странах. В законодательстве большинства государств мира
преступления в сфере добычи водных биологических ресурсов относятся к
преступлениям средней тяжести либо тяжким. К примеру, в приграничных в
каспийском регионе России государствах мера ответственности за аналогичные
преступления значительно превышает меру, предусмотренную российским
законодательством. Так, в части третьей статьи 335 Уголовного кодекса
Республики Казахстан за аналогичные деяния, совершенные с причинением
крупного ущерба, либо преступной группой предусмотрено лишение свободы
на срок от двух до пяти лет с лишением права занимать определенные
должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.
Статьёй 256.3 Уголовного кодекса Республики Азербайджан предусмотрена
ответственность в виде штрафа от одного до двух тысяч минимальных
размеров оплаты труда либо лишения свободы сроком от двух до пяти лет с
лишением права занимать определенные должности или заниматься
определенной деятельностью на срок до трех лет.
Таким образом, с учетом необходимости более эффективного
противодействия незаконной добыче водных биологических ресурсов в
Российской Федерации, полагаем целесообразным закрепить меру
ответственности, максимально соразмерную причиняемому ущербу.
Одновременно в части первой и третьей действующей редакции статьи
256 фигурируют термины «крупный» и «особо крупный» ущерб, в то же время
в данной статье не раскрываются критерии определения данной квалификации.
В настоящее время при квалификации незаконных действий суды
руководствуются Постановлением Пленума Верховного суда Российской
Федерации от 23.11.2010г. №26 «О некоторых вопросах применения судами
законодательства об уголовной ответственности в сфере рыболовства и
сохранения водных биологических ресурсов (статьи 253, 256 УК РФ)». В то же
время, как показывает судебная практика, сохраняется возможность
произвольного применения нормы закона, что является недопустимым в
практике применения уголовного законодательства, с учетом того, что согласно
статье 3 Уголовного кодекса Российской Федерации преступность деяния, а
также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия должны
определяться только Уголовным кодексом.
Кроме того, в ряде постановлений Конституционного суда Российской
Федерации (от 15 июля 1999 г. N 11-П, от 27 мая 2003 г. N 9-П и N 8-П, от 13
июля 2010 г. N 15-П) определено, что при установлении уголовной и
административной ответственности за противоправные деяния, необходимо
исходить из того, что любое преступление либо административное
правонарушение, а также санкции за их совершение должны быть четко
определены в законе. Неточность, неясность и неопределенность закона
порождают возможность неоднозначного истолкования и, следовательно,
произвольного его применения, что противоречит конституционным
принципам равенства и справедливости, из которых вытекает обращенное к
законодателю требование определенности, ясности, недвусмысленности
правовых норм и их согласованности в системе действующего правового
регулирования. В противном случае может иметь место противоречивая
правоприменительная практика, а это ослабляет гарантии государственной
защиты прав, свобод и законных интересов граждан.
Водные биоресурсы, как и иные природные ресурсы, составляют основу
национального богатства и должны находиться под охраной государства.
Незаконное обогащение отдельных лиц должно пресекаться исходя из тяжес^
содеянного.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: