Пояснительная записка к Федеральному закону 9-ФКЗ 04.06.2014

ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА
к проекту Федерального конституционного закона «О внесении
изменений в Федеральный конституционный закон «О
Конституционном Суде Российской Федерации»
Происходящие в судебной системе Российской Федерации
изменения не затрагивают в принципиальном плане Конституционный
Суд Российской Федерации. Однако их общий контекст дает основания
посмотреть на необходимость внесения изменений в правовое
регулирование организации и деятельности Конституционного Суда
Российской Федерации исходя из наработанной практики реализации
соответствующих положений Федерального конституционного закона
«О Конституционном Суде Российской Федерации», а также для
обеспечения системности правового регулирования.
Федеральный конституционный закон «О референдуме Российской
Федерации» предусматривает компетенцию Конституционного Суда
Российской Федерации проверять на соответствие Конституции
Российской Федерации вопрос, выносимый на референдум Российской
Федерации. Это специфическое по предмету проверки полномочие
Конституционного Суда Российской Федерации. Поэтому целесообразно
прямо включить его в перечень полномочий Конституционного Суда
Российской Федерации (часть первая статьи 3 Федерального
конституционного закона «О Конституционном суде Российской
Федерации») для системного отображения разнообразия их спектра. При
этом в регулирование видов решений Конституционного Суда Российской
Федерации (статья 71) вносится уточнение, что видом решения в данном
случае является постановление, что позволяет определить важнейший
элемент порядка осуществления этого полномочия Конституционного
Суда Российской Федерации.
Федеральным конституционным законом от 3 ноября 2010 года
№ 7-ФКЗ в Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации» внесены изменения, касающиеся
организационных форм конституционного судопроизводства. Принятие
Конституционным Судом Российской Федерации решений только в
заседании Суда в целом, в котором в любом случае обеспечена широкая
коллегиальность, в полной мере гарантирующая обоснованность в
общественном сознании статуса решений Конституционного Суда
Российской Федерации как окончательных, не подлежащих обжалованию,
позволяет более гибко относиться к численности судей от их
предусмотренного Конституцией Российской Федерации общего числа —
19, при наличии которой Суд правомочен осуществлять свою
деятельность.
В связи с этим, во-первых, в часть вторую статьи 4 Федерального
конституционного закона предлагается внести изменения, согласно
которым Конституционный Суд Российской Федерации правомочен
осуществлять свою деятельность при наличии в составе не трех четвертых,
а двух третей от общего числа судей. Во-вторых, чтобы при этом не была
поставлена под сомнение возможность Конституционного Суда
Российской Федерации принимать определенные решения, в ряде
положений предусматривается принятие решения квалифицированным
большинством голосов от числа действующих судей, а не их нормативно
закрепленного числа (часть пятая статьи 18, часть пятая статьи 23, часть
вторая статьи 30, часть четвертая статьи 72 Федерального
конституционного закона).
В-третьих, в этой связи предлагается более тщательно урегулировать в
статье 12 Федерального конституционного закона вопрос о прекращении
полномочий судьи Конституционного Суда Российской Федерации. Так,
предлагается исключить — как общее правило — продолжение исполнения
обязанностей судьи после достижения предельного возраста пребывания в
должности судьи до назначения на должность нового судьи, а возможность продолжения исполнения обязанностей до
принятия итогового решения по делу, начатому с участием этого судьи,
уточняется в том смысле, что речь идет о деле, слушание по которому
проведено с его участием. С другой стороны, возникает необходимость
установить, что если прекращение полномочий судьи Конституционного
Суда Российской Федерации связано не с дискредитирующими
основаниями и не с принципиальной физической невозможностью
исполнять обязанности, он продолжает исполнять обязанности судьи до
назначения на должность нового судьи, если иначе действующих судей
станет менее двух третей от нормативной численности, то есть
Конституционный Суд Российской Федерации не сможет иначе
осуществлять свои полномочия.
В-четвертых, отсутствие, с учетом указанных выше изменений,
остроты вопроса о незамедлительном заполнения вакансии судьи
Конституционного Суда Российской Федерации дает основание для
расширения дискреции Президента Российской Федерации в определении
сроков внесения представления о назначении лица на вакантное место
судьи. Это, в частности, позволяет уделить больше внимания такому
аспекту определения состава Конституционного Суда как сохранение в
нем удачно сложившегося соотношения судей, относящихся к различным
научным школам, различным типам правопонимания, имеющих
различный — практический или теоретический — предшествующий
профессиональный бэкграунд и так далее. Одновременное внесение
нескольких кандидатур на накопившиеся вакансии в определенных
обстоятельствах позволяет лучше решать эту задачу, чем заполнение
вакансий по мере их открытия, когда сопряжение даже высочайших
профессиональных и человеческих качеств конкретных кандидатов с
обеспечением важнейшей роли Конституционного Суда Российской
Федерации как хранителя баланса правового развития и правовой стабильности затруднено. Поэтому в части четвертой статьи
9 Федерального конституционного закона предлагается предусмотреть, что
только если в случае выбытия судьи из состава Конституционного Суда
Российской Федерации число судей окажется менее двух третей от общего
числа судей, представление о назначении лица на вакантное место судьи
вносится Президентом Российской Федерации в Совет Федерации не
позднее месяца со дня открытия вакансии. Соответственно, если вопрос о
работоспособности Суда в целом не стоит, Президент Российской
Федерации не связан этим сроком, что позволяет системно и
сбалансировано подходить к задаче заполнения вакансий в
Конституционном Суде Российской Федерации.
По этим же причинам предпочтительна не связанность Президента
Российской Федерации и Совета Федерации двухмесячным сроком (часть
шестая статьи 23 Федерального конституционного закона) в части
назначения судьи на должность Председателя или заместителя
Председателя Конституционного Суда.
В пункт четвертый статьи 24 Федерального конституционного закона
вносится уточнение, касающееся кадровых полномочий Председателя
Конституционного Суда Российской Федерации относительно руководства
аппарата Суда. Содержащееся там сейчас понятие «руководители аппарата
и Секретариата» достаточно неопределенное и может рассматриваться как
предполагающее необходимость утверждения Конституционным Судом
Российской Федерации руководителей структурных подразделений
(управлений и отделов) Секретариата Конституционного Суда Российской
Федерации, а также иных, кроме обладающего определенными
юрисдикционными полномочиями Секретариата, подразделений
непосредственно в составе аппарата Конституционного Суда Российской
Федерации. В современных условиях отсутствует необходимость
требовать от заявителей представления обращения и прилагаемых к нему
документов в каком-либо количестве экземпляров: потребности судей и
участников конституционного судопроизводства в экземплярах
документов, по полученной в Конституционном Суде Российской
Федерации информации, может быть обеспечена за счет его технических
возможностей. Поэтому целесообразно в части третьей статьи 38
Федерального конституционного закона установить требование о
предоставлении всех документов обращения независимо от вида заявителя
в двух экземплярах: второй экземпляр при этом имеет скорее значение
символа состязательности, настраивая заявителя на последующую
реализацию этого принципа.
Предлагается также внести изменения в часть первую статьи 41 и
часть первую статьи 43 Федерального конституционного закона,
установив, что решение по вопросу о принятии обращения к рассмотрению
принимается Конституционным Судом Российской Федерации в заседании
не позднее трех месяцев с момента регистрации обращения.
Предусмотренный сейчас как временной ориентир, участвующий в
определении срока принятия обращения к рассмотрению или отказа в
принятии обращения к рассмотрению, «момент завершения
предварительного изучения обращения судьей (судьями)» не имеет
внешнего процессуального выражения.
В статье 43 Федерального конституционного закона предлагается
более четко урегулировать такое основание отказа в принятии к
рассмотрению обращения как утрата оспариваемым актом юридической
силы. С одной стороны, в контексте предназначения Конституционного
Суда Российской Федерации как органа, принимающего решение,
влекущее утрату неконституционной нормой, в том числе нарушающей
права человека, юридической силы, исключается предусмотренная сейчас частью второй статьи 43 Федерального конституционного
закона возможность продолжения производства по утратившему силу
после поступления обращения в Конституционный Суд Российской
Федерации акту в связи с нарушением им в период действия
конституционных прав и свобод граждан. С другой стороны, учитывается
достаточно распространенная с учетом регулирования в ряде отраслей
законодательства ситуация, когда отмененная норма продолжает
применяться в правоотношениях, возникших в период ее действия. Сейчас
граждане и их объединения лишены возможности признать ее
неконституционной и защитить свои права. Предлагаемая формулировка
нового пункта 4 части первой статьи 43 Федерального конституционного
закона частично поглощает отменяемую возможность продолжения
производства по делу согласно ее части второй.
С 2011 года Конституционным Судом Российской Федерации
успешно применяется такая организационная форма конституционного
правосудия как рассмотрение дела без проведения слушаний. Она
позволила увеличить количество рассматриваемых Конституционным
Судом Российской Федерации с вынесением постановлений дел без
ущерба (с учетом специфики предмета конституционного судебного
процесса) для принципов осуществления правосудия. Поэтому период,
когда внедрение указанной формы носило в определенном смысле
экспериментальный характер, можно считать успешно пройденным.
Изменения в части первую или вторую статьи 471 Федерального
конституционного закона направлены на то, чтобы снять ограничения на
применение этой процедуры к федеральным законам, конституциям
(уставам) субъектов Российской Федерации в случае абстрактного
нормоконтроля (часть 2 статьи 125 Конституции Российской Федерации),
исключить увязывание возможности применения этой процедуры с
признанием ранее аналогичной нормы неконституционной, а также 7
уменьшить значение подаваемого органом государственной власти,
принявшим соответствующий нормативный правовой акт, ходатайства с
возражением против применения указанной процедуры разрешения дела,
которое в настоящее время фактически блокирует возможность ее
применения. В то же время, исключается возможность повторной проверки
той же нормы, которая была признана неконституционной, что
соответствует государственной политике п обеспечению
неукоснительного исполнения судебных решений (указание на
возможность рассмотрения Конституционным Судом дела в этом случае
исключается также из пункта 3 части первой статьи 43 Федерального
конституционного закона).
Изменения в часть первую статьи 85 и статью 101 Федерального
конституционного закона направлены на учет правовых позиций,
выраженных в Постановлении Конституционного Суда от 6 декабря 2013г.
№ 27-П по делу о проверке конституционности положений статьи 11 и
пунктов 3 и 4 части четвертой статьи 392 ГПК Российской Федерации в
связи с запросом президиума Ленинградского окружного военного суда,
которые определили роль Конституционного Суда Российской Федерации
в правовой ситуации, когда решение Европейского Суда по правам
человека де-факто становится препятствием для применения норм
российского законодательства. Специфика ситуации, требующая
указанных изменений, состоит в том, что заявитель в данном случае не
обязательно указывает на неконституционность нормы: не исключено, что
в ряде случаев он, напротив, будет исходить из необходимости
подтверждения ее конституционности. Также с учетом указанных
правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации
изменения вносятся в часть первую статьи 43 Федерального
конституционного закона в части устранения препятствий для повторного
рассмотрения вопроса о конституционности нормы Конституционным 8
Судом Российской Федерации в случае, если необходимость
такого рассмотрения связана с решениями Европейского Суда по правам
человека.
Сейчас срок на подачу жалобы в Конституционный Суд в порядке
конкретного нормоконтроля с момента последнего применения
оспариваемого закона к заявителю в конкретном деле не установлен,
поэтому со дня вступления в силу соответствующего судебного решения
до обращения заявителя в Конституционный Суд Российской Федерации
может пройти достаточно много времени. В то же время согласно части
второй статьи 74 Федерального конституционного закона
«О Конституционном Суде Российской Федерации» Конституционный Суд
Российской Федерации принимает решение по делу, оценивая как
буквальный смысл рассматриваемого акта, так и смысл, придаваемый ему
официальным и иным толкованием или сложившейся
правоприменительной практикой, а также исходя из его места в системе
правовых актов. По прошествии длительного времени правовой контекст,
в котором существует обжалуемый акт, может существенно измениться, а
потому реальное содержание оспариваемой нормы может оказаться иным,
чем в момент применения. Необходимо учитывать и конституционную
ценность стабильности правоотношений, установленных или
подтвержденных судебными решениями. При этом граждане и их
объединения, заинтересованные в защите своих прав и усматривающие не
конституционность примененной в их деле нормы, не лишены
возможности в разумные сроки после вступления соответствующего
судебного решения в силу обратиться в Конституционный Суд.
В этой связи предлагается, с учетом практики ряда зарубежных
органов конституционного правосудия и Европейского Суда по правам
человека, в пункте 2 статьи 97 Федерального конституционного закона
предусмотреть, что жалоба должна быть подана в срок не позднее года после рассмотрения дела, в котором применена оспариваемая
норма, в суде. Поскольку исполнение или неисполнение данного
требования о допустимости в большинстве случаев может быть достаточно
легко определимо, предполагается одновременное расширение
компетенции Секретариата Конституционного Суда Российской
Федерации в части возможности уведомления заявителя о том, что жалоба
не может быть признана допустимой в связи с истечением на момент ее
подачи соответствующего срока со дня завершения рассмотрения в суде
конкретного дела, в котором применен оспариваемый закон.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: